СМИ о нас

13.11.2012
Орловская городская газета

Профессия НЕСВОБОДЫ СТРАЖНИК СПРАВЕДЛИВЫЙ


Есть профессии, интерес к которым не иссякает только потому, что долгое время в силу специфики писать о них было не принято. Как говорится, «или ничего, или шёпотом». В перестроечное время журналистам открыли вход и в «закрома родины», и на военные базы, и в режимные учреждения. Накануне Дня работников СИЗО и тюрем, который отмечается 31 октября, корреспондент газеты была допущена в Орловский СИЗО и встретилась с ветераном службы исполнения наказаний полковником А. Ф. Олейниковым. Последние пять лет Александр Фёдорович на пенсии, но в системе проработал 37 лет, из них 17 – начальником Орловского СИЗО.
 
За всю службу – две пощёчины
   От царя Петра Первого осталась известная всем работникам системы фраза: «Тюрьма есть ремесло окаянное, и для скорбного дела сего потребны люди твердые, добрые и весёлые». Олейников замечает, что двумя первыми качествами обладают многие его коллеги, в том числе и молодые. Но от себя добавляет, что поправил бы государя, и вместо слова «весёлые» поставил бы «терпеливые», без чего работник изолятора или колонии просто профнепригоден. – Не сдержишься – или спровоцируешь нештатную ситуацию, или совесть заест. За годы службы я два раза поднял руку на человека, – признаётся Александр Фёдорович. – За один эпизод не стыдно, а второй не даёт покоя и сегодня. После окончания химико-биологического факультета Орловского пединститута и армейской службы семейные обстоятельства сложились так, что он стал работать в детской колонии – воспитателем отделения в 55 человек. Атлет, хороший футболист и боксёр, он сразу же дал понять шпане, что сила и правда на его стороне, и очень скоро заслужил и уважение, и доверие пацанов. А в соседнем отделении отряда последние месяцы до пенсии дорабатывал пожилой болезненный воспитатель, над которым однажды очень подло надругались. Олейников отловил зачинщика и молча влепил ему оплеуху. Мера подействовала, старика больше не доставали. А вторая пощёчина досталась очень шкодливому подростку, на которого не действовали никакие душеспасительные беседы: обворовывал сокамерников не от голода, а по привычке, грубо дерзил воспитателям. Однажды украл булку хлеба, которую тут же выбросил. Пощёчина образумила мальчишку, но Александр Фёдорович и сегодня не может себе простить той давней минутной слабости...
Распознать в «невиновном» убийцу

В 80-м Олейникова, тогда уже заместителя по воспитательной работе детской колонии, рекомендовали на ту же должность в Орловский СИЗО. А очень скоро перевели заместителем начальника по режиму и оперативной работе. Должность, которую доверяют очень немногим, на физической силе, педагогических навыках и даже личном обаянии её не вытянуть. Здесь Олейникову очень пригодился и предыдущий опыт, и знания, полученные в Академии МВД, которую он окончил заочно. А ещё умение разбираться в людях, слушать и анализировать. Особенно важны эти умения, когда по просьбе следователей необходима помощь в раскрытии труднодоказуемых преступлений. Тогда в ход запускаются внутрикамерные «ресурсы». Так вот однажды ждавший условного срока дебошир разоткровенничался и неосторожно намекнул в камере при осведомителе Олейникова о своей причастности к одному громкому, так и не раскрытому убийству. Добытая буквально по крупицам информация помогла выявить и наказать по закону убийц. Вот поэтому во все времена показателем профессионализма человека в должности зама по оперработе служило не только его умение подбирать внутреннюю агентуру, но и сохранять ее в тайне. У Олейникова не было ни одного прокола...
«Собаки нет, но кости заверните»

Начальником СИЗО он был назначен в 1990 году, в самое сложное для страны время: рушилось всё, что было привычным и казалось незыблемым. Замораживали счета, задерживали зарплаты, возникли бартерные отношения, в которые система исполнения наказаний не вписывалась... Участились сообщения о голодных бунтах в российских тюрьмах, на самую скудную за всё послевоенное время пайку перешли и в Орловском СИЗО. Олейников признаётся, что тогда впервые в меню заключённых появилась ячневая крупа – на другие требовалась предоплата. Однажды зашёл после работы в кафе выпить пива, а знакомый бармен спрашивает, нет ли у него собаки – холодильник костьми забит. «Собаки нет, но кости заверните!» – нашёлся Александр Фёдорович и отнёс подарок на кухню СИЗО. А потом позвонил на мясокомбинат, и пока на счету не появились деньги, жиры контингенту обеспечивал за счёт копеечных «суповых наборов». К счастью, до бунта дело не дошло...
«Хозяин» – не должность, а образ жизни

Так, уважительным «хозяин», начальника СИЗО называют и сотрудники, и сидельцы. А Олейникова уважали всегда. Это подтвердил и председатель Совета ветеранов областного УФСИН А. Е. Картамышев, в прошлом заместитель руководителя областного управления и непосредственный начальник Олейникова. Анатолий Евгеньевич рассказывает, что не во всех орловских медучреждениях такой санитарный порядок, какого добился за короткое время новый «хозяин» СИЗО. Это при нём здесь вместо печного появилось газовое отопление, был сделан капитальный ремонт камер, которые впервые окрасили в светлые тона. Заменили всю сантехнику, утеплили полы, вместо параш и дырок в полу появились отгороженные плексигласовыми плитами унитазы, а в женском блоке – даже биде, которых нет и в больницах. В детском блоке ярко разрисовали стены, оборудовали мягкой мебелью комнату психологической разгрузки, здесь появился аквариум, большой телевизор и комплект кассет с фильмами. Обновился фонд библиотеки, в камерах разрешили телевизоры, двор преобразили цветочные клумбы, фонтан, огород, одной из первых в России здесь появилась и домовая церковь... Олейников признаётся, что терпеть не может слова «содержание» в отношении людей. Он заработал инфаркт и немало неприятностей, но сделал всё от него зависящее, чтобы осуществить эволюцию тюремной камеры от тёмной конуры к комнате. Пусть с режимным укладом, но именно комнате. И немало преуспел в этом: на базе Орловского СИЗО не раз проходили всероссийские и даже международные семинары по изучению накопленного опыта. Он взят за основу и нынешним руководством и сотрудниками СИЗО, среди которых немало воспитанников Олейникова. Работа по улучшению бытовых условий сидельцев не прекращается, и экскурсия, которую для нас с Александром Фёдоровичем провёл по территории и двум корпусам нынешний «замполит» Сергей Мельников подтверждает: за колючей проволокой и высоким забором жизнь продолжается. Да, в изоляции от общества, в несвободе, но она переносится гораздо легче, когда охраняется людьми терпеливыми, добрыми и справедливыми.

Валентина Новошинская


Врез. 31 октября 1963 года Коллегия министерства охраны общественного порядка РСФСР приняла решение о создании следственных изоляторов (СИЗО) как нового вида учреждений уголовно-исполнительной системы. Эта дата стала основой для учреждения профессионального праздника — Дня работников СИЗО и тюрем.





31 октября -День работников СИЗО и тюрем И без потерь «выводят» из неволи Эта служба помогает сидельцам СИЗО не обрывать социальных связей


В алкогольном опьянении Иван Макаров (фамилия изменена) совершил нетяжкое преступление, за которое был осуждён на полтора года и оставлен отбывать наказание в отряде хозяйственного обслуживания Орловского СИЗО. И сразу же стал объектом внимания группы социальной защиты: старшего инспектора Ирины Василевской и специалиста по социальной работе Натальи Григоренко, которые отныне будут вести его до последнего дня неволи. Они уже знают, что Иван незаконно выселен ближайшей родственницей из родительского дома и до задержания обитал в нежилом вагончике. О том же, что молодой человек слабоволен и легко поддаётся дурному влиянию, им рассказала после беседы с осуждённым коллега-психолог...И началась их совместная работа по восстановлению социальных связей осуждённого с внешним миром, в результате которой проясняются возможности возвращения Ивана под кров родительского дома и его последующего трудоустройства. Параллельно человек с помощью специалистов «возвращается» и к себе: постепенно избавляется от привычек, осложняющих его пребывание в заключении, учится жить, рассчитывая только на себя… Старший инспектор, капитан внутренней службы Ирина Василевская и специалист по социальной работе Наталья Григоренко составили на него обязательное досье, в которое записываются все позитивные перемены, происходящие вне и внутри личности. А за полгода до окончания срока его запишут в Школу подготовки к освобождению, в которой он узнает о законодательных и социальных нормативах, защищающих законопослушных граждан.
- Общество всегда волнует вопрос, какими выйдут из исправительных учреждений бывшие осужденные, станут ли они полноценными гражданами государства, -комментирует Ирина Анатольевна. Временно изолированный от общества, человек отрывается от привычной жизненной среды, его адаптационные способности снижаются. Нужно учитывать, что из мест лишения свободы человек возвращается не зная изменившихся правил общественной жизни. Поиски выхода из ситуации часто приводят к совершению новых преступлений . Организация и содержание социальной защиты и воспитательной работы с осужденными во время отбывания наказания, их правовое регулирование – вот основное содержание нашей работы, которая. Знаем по опыту, облегчает людям решение подобных проблем и помогает быстрее и успешнее адаптироваться после освобождения. Проблемами этих людей специалисты социальной службы начинают заниматься с первых же дней их доставки в СИЗО. Трудно назвать житейскую ситуацию, которой бы по просьбе сидельцев не занимались за 6 лет существования её сотрудники. Женили и разводили, сопровождали в роддом на преждевременные роды, оформляли инвалидность и пенсии, искали по России и ближнему зарубежью родственников и адреса возможного проживания после освобождения, формировали интерес к чтению, заставляли писать письма семьям, учили терпеливо ждать ответов, посылок, свиданий…Конечно, совсем без потерь социальных связей не получается, но заинтересованное, неказённое участие в каждой конкретной судьбе в итоге оборачивается возвращением и восстановлением многих жизненных ценностей – семьи, крова, работы...
- Иногда это стоит невероятно больших трудов и времени. Некоторые «сказочники», особенно бомжи и малолетние, такие истории про себя придумывают, что хоть очередной сериал для телевидения снимай, -- замечает Наталья Константиновна. - А получишь ответы из полиции, комиссии по делам несовершеннолетних или из органов опеки и попечительства, и понимаешь, что даже самый отпетый негодяй хочет, чтобы его пожалели, позаботились, решили хотя бы часть из огромного кома его проблем… Сотрудники группы социальной защиты СИЗО работают в тесном партнёрстве с ЗАГСами и службой занятости, пенсионным фондом и коллегами из колоний. Особые отношения с православной церковью, но в библиотеке есть религиозные книги и для представителей других вероисповеданий. А православных здесь окормляет настоятель Свято-Троице-Васильевского храма протоиерей Сергий (на снимке во время пасхальной литургии), который во все большие церковные праздники ведёт службу в домой церкви СИЗО, ведёт здесь воскресную школу, приезжает по личным просьбам совершить таинство крещения или исповеди. Сотрудницы службы перечисляют, сколько письменных запросов и в какие инстанции они практически ежедневно отправляют, сколько раз перезванивают с напоминаниями, а я невольно вспоминаю услышанные год назад от бывшего начальника СИЗО Александра Олейникова слова Петра I о работниках системы:«Тюрьма есть ремесло окаянное, и для скорбного дела сего потребны люди твердые, добрые и весёлые». Олейников тогда заметил, что двумя первыми качествами обладают многие сотрудники, в том числе и молодые. Но от себя добавил, что дерзнул бы поправить государя, и вместо слова «весёлые» поставил бы «терпеливые», без чего работник изолятора или колонии просто профнепригоден. В первую очередь это относится к тем, кто сопровождает социальную защиту осуждённых...


Валентина Новошинская


Орловская пенитенциарная система в цифрах: Современная уголовно-исполнительная система (УИС) Орловской области – это 6 подразделений: одна мужская колония строгого режима; мужская и женская колонии общего режима; воспитательная колония для несовершеннолетних; колония-поселение; СИЗО-1. Сумма содержания в год на осужденного составляет более 32000 рублей, или около 90 рублей в сутки. При этом расходы на питание несовершеннолетних и больных выше средней цифры. Книжный фонд системы составляет более 48 тысяч томов. Все подразделения подписаны на периодические издания. В новом учебном году среднее образование получают 523 осуждённых; в профессиональных училищах учатся 656, в вузах – 27 человек. Формы обучения – заочная и дистанционная. В колониях установлены терминалы, информирующие близких к освобождению осуждённых о вакансиях на рынке труда. Во всех колониях оборудованы «пункты гласности», в которых можно напрямую поговорить с руководством учреждения. Во всех подразделениях налажено подсобное хозяйство, обеспечено трудоустройство. На территории Орловской области осужденные работают в столярных мастерских и швейных цехах, изготавливают тротуарную плитку. Медицинское обслуживание в подразделениях УИС обеспечивают около 100 медицинских работников. В системе УИС Орловской области трудятся более 2 500 специалистов, в том числе психологов и социальных работников.

Дата последнего обновления: 13.11.2012 14:46

архив новостей

« Ноябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
2017 2016 2015  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация